Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

4028. Сказка про зоопарк.

Пост вот конечно был у Наташи совсем не про зоопарк, а про лошадей, но получилось прям вот очень точно и про зоопарк тоже. Насладитесь! А вообще конечно - читайте и перечитывайте моего единственно так всесторонне любимого автора.

Originally posted by such_a_man at НЕ ТОЛЬКО ПРО ЛОШАДЬ, НО ВСЕ-ТАКИ
Юрка сказал, что сегодня день рождения Николая Михайловича Пржевальского-который-лошадь, ну и я подумала, что стоит по этому поводу вспомнить одну из любимых сказок ЕК (если кто-нибудь вспомнит нелюбимую, подарю шоколадку! :)) Вот она. А как ее играют дети в недавней премьере екатеринбургского Детского театра имени Л.К. Диковского, можете посмотреть в сегодняшнем же посте .

Евгений Клюев

СЛОН В ПОЛНОМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА




Вы мне сейчас сразу скажете, что слон и вообще бывает только в полном смысле этого слова, — иначе он просто не слон.
А вот и нет!.. Хотя, чтобы это понять, надо, конечно, знать о том, что имело место в зоопарке.

В зоопарке же имела место Новая Метла. Раньше место это занимал неказистый один Веничек. Его привыкли не замечать: подметает клетки — и ладно. Но Веничек состарился и устал. На работу приняли Новую Метлу, а Веничка проводили на пенсию и забыли.

Новая Метла представилась строго:
— Так, — сказала она. — Я тут Новая Метла. Я буду следить за порядком. И чтобы мне — ни-ни!


И все в зоопарке немедленно сделались ни-ни: и Зверски Грустный Верблюд, и Невыносимо Печальная Лошадь Пржевальского, и даже те, кто раньше были просто ого-го — Безумно Старый Лев и Безумно Молодой Тигр: оба они из ого-го сразу же превратились в ни-ни. Ни-ни — и всё тут! Вот оно как...

Уже на следующее утро Новая Метла отчитала Зверски Грустного Верблюда:
— Что ж это Вы, милейший, колючек по всему загону накидали? Я, конечно, уберу за Вами сегодня, но чтобы с завтрашнего дня Вы у меня — ни-ни!
А Зверски Грустный Верблюд и так уже был ни-ни — куда же больше-то?

— Почему кости везде? — стукнула Новая Метла по полу клетки, где жил Безумно Старый Лев.
— Я мясо ел... с костями, — пролепетал Безумно Старый Лев.
— Аккуратнее есть надо! — почти заорала Новая Метла, а Безумно Старый Лев смутился.

Одним словом, полное ни-ни.

Интересно, между прочим, что даже Слон стал ни-ни, хотя он-то уж вполне бы мог продолжать оставаться ого-го — как самый большой в зоопарке! Но теперь, значит, и он тоже был ни-ни.
И настолько ни-ни, что в один кошмарный день Новая Метла, войдя к нему, сказала:
— Пожалуй, довольно Вам уже быть слоном. Увольняю Вас из
слонов. Не слон Вы отныне.
— А кто я отныне? — не без испуга спросил тот, кто только что был Слоном.
— Отныне Вы бабочка. — И Новая Метла принялась мести, как если бы Слон уже стал бабочкой!
— Какая же я бабочка? — уточнил бывший Слон.
— Не все ли Вам равно? — проворчала Новая Метла, но потом сказала. — Капустница Вы, понятно? Белая Вы и летаете, понятно?
— Понятно... чего ж тут теперь не понять? — вздохнул экс-Слон и замахал ушами, как крыльями.

Уши у слонов, конечно же, сами по себе очень большие, но по отношению к целому телу они всё же не очень большие... Так что если новоявленной Бабочке как-то и удалось взлететь, то, мягко говоря, с грехом пополам.
Тем не менее Бабочка наша перелетела ограду из шипов и в нерешительности повисла над клумбой.
— Садитесь на цветы! — скомандовала Новая Метла. — Так положено бабочкам!
И Бабочка плюхнулась в клумбу: э-эх!.. Конечно, таким образом она передавила все цветы — но, надо сказать, тут же и разрыдалась, вспомнив, как любила цветы ещё в те времена, когда была Слоном.

В ответ на это около клумбы раздался очень приятный голос — довольно-таки бархатный... как минимум — фланелевый:
— О чём Вы, Слон, плачете?
Плачущий поднял заплаканную голову и увидел Божью Коровку.
— Меня назначили бабочкой, — сказал он сквозь слёзы, — а мне ею трудно быть.
— Это кто же Вас назначил? — сразу чуть не умерла со смеху Божья Коровка.
— Новая Метла... Она сказала: Капустница Вы, понятно? Белая Вы и летаете, понятно? С тех пор всё так и пошло…
— Глупость какая! — фыркнула Божья Коровка. — Даже моим —невооружённым — глазом видно, что Вы серый и толстый невподъём! И потом... капустницы — они капусту едят всё время. Разве Вы едите капусту всё время?
— Всё время? — переспросил Серый-и-Толстый-Невподъём. — Нет, всё время я капусты не ем.
— Значит, и не Капустница Вы никакая! — заключила Божья Коровка. — А Вы вообще-то подчиняетесь мётлам?
— Выходит, что подчиняюсь... Это ведь Новая Метла распорядилась, что отныне я бабочка.
— Кто Ваши родители? — на всякий случай спросила Божья Коровка.
— Слоны, — смущённо призналась Бабочка. — Но они отдельно от меня живут.
— Неважно это, отдельно или нет, — прямо-таки вскричала Божья Коровка, — важно другое! А именно — что они ещё раньше распорядились, чтобы Вы были слоном, причём Слоном в полном смысле слова!.. Мои родители распорядились, например, чтобы я была Божьей Коровкой. Заметьте, Божьей Коровкой, а не коровой, так сказать, в полном смысле слова... Дабы никому в голову не пришло меня доить, поскольку молока давать я всё равно не могу.
— А если Вам прикажут давать молоко? — в слоновьих глазах Бабочки засветилась надежда.
— Тогда я скажу: кто Вы такой, чтобы приказывать мне давать молоко? Я не Ваша корова, я Божья Коровка. И повернусь к нему спиной в крапинках. И всё.

Тут Божья Коровка поцеловала собеседника в лоб и улетела, а собеседник поднялся с клумбы, от всей души извинился перед цветами и, перемахнув шипы, обрушился по другую сторону ограды прямо перед Новой Метлой, как раз закончившей уборку.
— Значит, так... — Он собрался с духом и произнёс по памяти. — Кто Вы такая, чтобы приказывать мне быть Капустницей, быть белой и летать, когда я Слон — причём Слон в полном смысле слова? Я вот возьму и повернусь к Вам спиной в крапинках! И всё.
Так он и сделал. А от себя ещё добавил:
— И чтобы Вы у меня, Новая Метла, больше ни-ни!

Почему-то этих его слов вполне хватило, чтобы Новая Метла немедленно сделалась ни-ни. При том, что Зверски Грустный Верблюд и Невыносимо Печальная Лошадь Пржевальского — не говоря уж о Безумно Старом Льве и Безумно Молодом Тигре! — опять стали ого-го...

Как, в общем-то, и должно быть в зоопарке — если у нас, конечно, всё ещё о зоопарке речь.


Иллюстрация авторская, а текст из первого тома серии "100 и 1 сказка", который называется "От мыльного пузыря до фантика" и в котором совсем другие картинки - Валерия Калныньша. М., Время, 2011.
Tags: Евгений Клюев * Eugen Kluev, Хорошее душевное * Good for soul
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments