Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

3920. Виталий Витальевич Бианки об истории Ряшкова, вторая часть расшифровки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАСШИФРОВКИ, видеозапись и начало - здесь = http://lenaswan.livejournal.com/1010366.html

Д: О вертолетной площадке…
Авиация, предположительно должна была использоваться для тушения пожаров и для заброски наших сотрудников на острова. В частности на Ряшков весной приезжала Надежда Степановна, иногда ее доставляли по воздуху. Так что было время, когда вертолеты использовались, могли здесь садиться. Использовали также вертолеты и самолеты для учетов морских зверей, и не только морских. С вертолетов и самолетов учитывали и по всему Белому морю, по Мурману. Было такое время, когда Главк выделял средства для этих учетов. Много летали здесь. У военных был керосин, и были средства, у лесхозов были средства. В общем, авиация использовалась. Был коротенький период в 1960-х годах, когда администрация заповедника для налаживания работы на островах Мурмана приобрело судно. Называлось оно «Солнцево». То, которое у причала. Теперь его давно нет, теперь есть «Кречет». И, кроме того, есть ваши собственные лодки, на которых вам, гидробиологам, приходится работать. И без лодок вы бы работать и не смогли. Особенно В.М.Хайтов – сублиторальщик… А вообще вся жизнь здесь, как вы убедились на своем опыте, связана с переездами с острова на остров на моторных лодках…
Появились лодки в 1940-х годах, сначала они были 3-сильные, а позже появились 10-сильные… 30-сильные. И если от Кандалакши до Ряшкова раньше ездили за 1-50, то сейчас это можно сделать (если мотор хорошо работает и в лодке не больше 3-х человек), то минут за тридцать. А вообще наука начиналась здесь на веслах. И лесники на веслах работали, и я начинал. Можно было догрести до Ряшкова, а потом не знаешь, как руки распрямить. Другие были условия. Е.А.Нинбург, по-моему, уже показывал площадку, где готовили завтраки, обеды и ужины…
А как-то весной было время, и возникла идея построить место для кухни… Навес, стол, печку сделали… Вы ее, кажется, «летней кухней» называете. Существует она, как мне помнится с конца 1950-х годов (ЕАН – в 1965-1967 ее еще не было). В общем, вспомнить вряд ли сможем, и вряд ли есть где в документах (ЕАН – в бортжурналах наших есть). Во всяком случае, хоть и сделана неумелыми руками, но до сих пор она существует. Каждую осень говорят, что она развалится и крыша не выдержит, но она выдерживает, и каждое лето служит и вашим предшественникам и вам.…
Кстати, ситуация такая, и вы о ней наверное знаете, что те дрова, которые вы заготавливаете, тоже используются всеми. Ведь в июне, когда птицы гнездятся, дрова заготавливать нельзя. Можно этим заниматься только в августе, в сентябре, но в сентябре некому. Так что большое спасибо вам, за то, что Ряжков живет с дровами. Очень здорово в этот году летом топить баню, потому что в прошлом году вы их привезли, ДН их вытащил, Владимир Дмитриевич их распилил, сложил… В общем, большинство таких хозяйственных дел делается руками школьников, студентов и сотрудников, и главным образом юннатов…

Другие здания на кордоне.
Тот дом, в котором живет Дмитрий Леонидович, – на нем есть дата, кажется 1977 год. Как он строился, сейчас представить трудно. Тот директор, который тогда был, когда он решил построить дом для работников охраны, – он считал, что дом должен быть кирпичным, чтобы не сгорел. А кирпич надо было сначала в Кандалакше погрузить, а потом здесь разгрузить, а причала не было. Так что надо было разгружать на берег, а потом носить. Я своими глазами не видел, но слышал, что население вот этого дома [Ж.д.], когда подходило судно, выскакивало из дома и быстро убегало в лес… Для того, чтобы не заниматься разгрузкой этих кирпичей. И в итоге все равно занимались. В общем, деваться было некуда. Так или иначе, дом был построен, в нем достаточно толстые стены, потому что думали о строительстве второго этажа, но пока этого не потребовалось. Дмитрий Леонидович обжил дом уже достаточно хорошо, половина его служит для приезжих.
А здесь [Ж.д.] – науке было тесно, донельзя тесно. Не только тогда, когда – как кто-то посчитал, – население до 70 человек доходило. Представляете, как здесь спали (может, по очереди, или под столом). А работала здесь московская группа почвенных зоологов, руководила ею Юлия Борисовна Бызова, работали они в течение ряда лет. Ю.Б.Бызова привозила разных специалистов, которые нужны были ее группе по той или иной группе животных. И работать было, в общем-то, негде. Работали они не так как вы (под тучками, под солнышком): по-моему, на всех окнах стояли эклекторы, там выгонялись всякие твари, которые боятся тепла, света и сухости. В общем, было очень трудное положение. И возникла мысль взять и построить легонький домик для того, чтобы группа Юлии Борисовны могла где-то и жить, и работать. И таким образом за 3 года был возведен, – каким его видите, – так называемый Голубой Дом. Строили его совсем не специалисты. Сергей Шувалов (ЕЛ: Граф) был студентом – филологом, Володя Карпов (ЕЛ: Шабашка) биохимик, и Сергей Киселев (ЕЛ:Киса)¬– бывший юннат Валь Иванны, биофизик. Специальности у них были далекие. Руководил этой стройкой Василий Иванович Возчиков, наш наблюдатель-лесник, который жил на Анисимове. Кажется раз в неделю я привозил его на час-два на Ряжков, он ходил с топориком по стройке, где-то подправлял, говорил, что и как сделать надо, и уезжал, потом опять приезжал через неделю… Вот таким образом за три года был возведен этот летний домик. Но в конце понадобилось довести его до окончательного состояния, пришлось пригласить двух профессионалов, которые недели за 2 поставили рамы, отчистили его… Так был сооружен этот дом.
Сейчас я бы сказал, что очень надо в первую очередь перестроить вашу кормокухню, которую официально надо бы назвать «пищеблоком». Директор этой задачей мучается уже около 5 лет, но пока осуществить это никак не удается – надо обеспечить это и материалом, и плотников найти, которые согласились бы это сделать за возможную для заповедника умеренную плату – пока не удается. Если думать о будущем Ряшкова, а такой вопрос на бумажке с вопросами есть, то наверное надо думать о замене этого дома, конечно же домом современным. Естественно, двухэтажным. Но думать можно о многом, а предполагать, что это можно будет осуществить в обозримом будущем – вряд ли. Жить приходится реальностью. По крайней мере, у заповедника вряд ли будут деньги в ближайшие пять лет…
Но эта база как была первоначально, так и остается, и, думаю, и останется первой научной базой заповедника. Потому что другие базы – на острове Великом, в Порьей губе, уж не говоря о Мурмане – они далеко, и добираться туда очень трудно, долго и дорого. Людей в заповеднике всегда бывало много. Специалистов было много. Были тут и чудаки, которые хотели посмотреть и заповедник, и острова. А какой в будущем будет коллектив, какие будут проводиться здесь работы – я сейчас предполагать не берусь, ответить на это наверное просто невозможно. По крайней мере сейчас ситуация сложная. Кандалакша город маленький, жилья в нем мало, заповедник сам не строит. Так что приглашать заповеднику людей некуда. А молодые специалисты, как правило, не имеют возможности купить здесь квартиру. Нынешний коллектив, как вы видите, весьма немолодой, и обновить его сейчас очень трудно. Так что стоит вопрос такой, что надо выращивать в Кандалакше своих сотрудников. Для этого надо – чтобы в Кандалакше была своя группа, свой юннатский коллектив, чтобы потом вырастить сотрудников, способствовать их обучению в Вузах. Так вот, сейчас, спасибо, появилась у нас местная сотрудница-ботаник. Не исключено, что в ближайшие годы может появиться еще кто-то. А ведь кроме этих островов, кроме Кандалакшских шхер, кроме Порьей губы и острова Великого, в заповедник входят три группы островов на Мурмане. С ними и в советское время было трудно справляться, теперь и подавно.

Когда появилось электричество?
Электростанция маленькая (на 1 кВт) в небольшом сараюшечке появилась в 1970-х. Был симпатичный лесотехник, который иногда ее заводил. Потом он, к сожалению ушел. Потом постепенно, я деталей этого не помню, электростанция увеличилась. И для электростанции построили то помещение, в котором она находится. А потом в какой-то момент пришлось науке взять ее в свои руки, поскольку охране она была не нужна… И свет то был, то не был… Но и теперь со светом совсем не просто. Мощность этой станции настолько велика, что мы ее всю не используем, сюда можно привезти еще сколько угодно электроприборов. В этом году станция капитально отремонтирована (а ее возраст 10 лет). В последние годы мы имеем на острове электрика-дизелиста, Владимира Дмитриевича, так что есть надежда, что со светом будем каждым годом все лучше, лучше и лучше. Да и в этом году, если бы не капитальный ремонт, то станция работала бы с начала или с середины июня, но практически только недавно начала работать, в августе. Все то электрооборудование, которое в последние годы появилось, обеспечено Владимиром Дмитриевичем. Спасибо ему великое. Во всяком случае, горючим дизель обеспечен, и работать когда надо будет. И электричество может быть тогда, когда надо. Не по часам, а когда надо. Так что в августе, в темные вечера, свет будет ежедневно до 11 часов, а сейчас стараемся давать свет тогда, когда это вам нужно, для ваших разборок, и когда солнышка нет или когда дождик мешает… Чтобы вы могли работать, потому что заповеднику ваша работа очень нужна.
Я не останавливаюсь на значении вашей работы для заповедника, потому что ваши руководители это могут сделать гораздо лучше меня. По крайней мере, наши гидробиологи в одиночку справиться бы не могли. Это все-таки был один человек, во-вторых, это была женщина, а работа гидробиолога тяжелая, достаточного обеспечения у нее никогда не было… По литорали прекрасную работу сделала Е.П.Дорош, – что за население литорали, и т.п. И было написано, что увеличение численности гаги не может лимитироваться кормовой базой. Все наши птички, – а КГЗ считался и по-прежнему считается птичьим заповедником, – они питаются вашими объектами. И поэтому знания ваших объектов очень нужны, крайне необходимы и нужны в намного большем объеме, чем вы можете это дать, потому что методики ваши страшно трудоемки. Вот сейчас между Девичкой-Поперечкой-Ломнишными Ирина Харитонова учла одновременно более 6000 гоголей. Она называет это «супом». Так они же должны что-то есть. Так какую же долю ваших объектов (моллюсков и прочих беспозвоночных) они выедают, – а питаются они донной фауной?? Евгений Александрович Нинбург еще в старые годы начал картирование литорали. И какое бы примитивное оно не было, но все же это был и есть большой шаг вперед. Мы хоть имеем какое-то представление о том, что под водой делается – не на всей площади, но на значительной части.

ЛЛХ: Анналы Ряшкова – студенческие хроники – ведутся с 1975 года. Было ли что-то «до»? Права ли я, что «Анналы Ряшкова» – это развивалось параллельно с Вами, то, в чем Вы не участвовали, хотя, несомненно, в них отражены…Как Вы к ним относитесь?

Я отношусь к населению этого дома как к взрослым и нужным головам и рукам, нужным заповеднику. Мое дело, я считаю, чтобы население этого дома (не только этого, но и того ¬– Голубого дома), жило здесь так, как должно жить не маленьким. Понимая, что не природа для нас существует, а мы для нее. Чтобы наше пребывание здесь практически не сказывалось ни на растительности, ни на животных острова и прибрежной части моря. Вот это, я считаю, моя задача, к сожалению. Вторая моя задача, я считаю, в том, чтобы население этих домов «лило воду на мельницу заповедника». И на свою, естественно, но и на мельницу заповедника – обязательно. Для обеспечения этого, я считаю, что нужен определенный распорядок дня. Так скажем, в 9 часов (не нами определено, администрацией заповедника) идет связь по рации, после нее официально начинается активная рабочая жизнь. Чтобы хорошо работать, надо отдыхать, В середине дня отдыхать вам, по-моему, не удается. Ну хоть спать-то вы должны? И не только вы – все должны. Поэтому, чтобы можно было отдыхать, после 11 часов вечера никакого шума не должно быть. Естественно, никуда я не приду смотреть спите вы, или не спите. Естественно, спите вы или не спите – это дело ваше. Главное, чтобы вы не мешали другим. А чем вы занимаетесь в свободное время – это ваше дело. И когда у вас есть желание что-то писать, пишите, это дело ваше. Но я в этом не участвую. И никаких анналов никогда не писал, и никогда не читал.

НСБ: А я читаю, само собой, особенно то, что написало про меня или про шефа.
ЛЛХ: Когда возникла идея с мостками и когда избавились от коров, овец, лошадей…


Лошади здесь были банковские. Было время, когда основной транспорт в Кандалакше был лошадиный (а не колесный), государственный банк имел лошадей, у банка были три лошади, которых на лето вывозили сюда отъедаться, а зимой их эксплуатировали. Это было очень давно, в конце 1950-х, и само собой прекратилось. Когда здесь недолго жил В.И.Возчиков с семьей, они держали корову. Потому что зарплата наблюдателя (лесника, инспектора) была мизерная, особенно раньше, и молоко было подспорьем. Она жила в огороженном месте, возил он ее в лодке деревянной. И что-то в этом роде было с овцами, я о них не помню (Н.С.Бойко помнит, что население вывозило на Олений, Овечий и др. – население вывозило, примерно до 1967 года). Потом перестали вывозить, потому что сами же местные жители «начали на них охоту». А потом, когда ближайшие к Кандалакше острова стали заповедными, постепенно выпас совсем запретили. Заповедный режим все время ужесточался.
Мостки вначале появились между нашими домами, – чтобы можно было ходить в тапочках. Стало все зарастать, – насколько заросло – вы видите, можно по сосенкам посчитать. А дальше мостки были крайне нужны для того, чтобы возить воду. Ручей ведь за полкилометра. Представляете, сколько нужно сил, чтобы на ваши две группы наносить воду. Сначала была лодочка, воду для групп возили на лодке. Но погода не всегда благоприятствовала, а потом надо было бидоны таскать, из лодки, в лодку, доставлять сюда. Для того чтобы решить эту проблему – добились, чтобы появилась эта тележка, и удалось провести мостки до ручья. Все это делалось, естественно, не быстро. Очень здорово подтолкнул строительство мостков от бани до ручья Александр Агапов. Была альпинистская группа, которая на Мурмане занималась кольцеванием кайр и моевок на птичьих базарах. Они на сколько-то приехали на Ряшков и занимались здесь строительством мостков. И еще был один родитель-актер, который тоже строил и капитально ремонтировал мостки года два.

ЛЛХ: В 1951-м году вы первый раз ходили по Ряшкову, а недавно опять прошли через остров в этом году. Что бросается в глаза, что изменилось за 50 лет?

Если не ошибаюсь, в 1927 году Ряшков последний раз горел, в том числе в Южной губе. За 50 лет видно, как вырос лес. Конечно, он будет еще расти, биоценозы будут меняться. Считается, что процесс не очень долгий, лет 120-150. А 50 лет назад можно было смотреть через вершинки сосен, тогда как сейчас удобнее смотреть под соснами. А лесные ценозы в целом, практически полностью сохранились. То есть ряшковское население, как я считаю, не изменило леса, все удалось сохранить. Конечно, у домов не только мостки, но и n-ное количество тропок, но в общем удается сохранять. И в этом большая заслуга всех приезжих, кто здесь живет и работает.

ЛЛХ: Из всех людей, кто здесь бывал, о ком Вы жалеете, что здесь не остались. Кто мог бы работать, но уехал куда-то еще.
Здесь много было хороших людей и хороших специалистов. Или кто стал хорошим специалистом. Скажем, начинал я здесь работать с С.Г.Приклонским, который потом уехал в Окский заповедник. В конце 1950-1960-х годов здесь подобралась примерно одновозрастная команда: вернулась Т.Герасимова, которая аспиранткой работала на Мурмане, на Айновы острова приехала Н.Н.Скокова – очень энергичная и знающая специалист-орнитолог. В течение ряда лет работала териолог (предшественница Н.С.Бойко) Татьяна Васильевна Кошкина. Она в заповеднике самом мало работала, предпочитала работать на Кольском, более широко. Были Макаров, Флеров. Был одновозрастный коллектив научных сотрудников, и работать было легко. Была еще паразитолог Кулачкова, она была зам. по НИР, выяснила паразитологию гаги. Потом тоже мелькали многие интересные люди, обо всех не вспомнишь. Даже кратко рассказывать биографии…

ЛЛХ: Вопрос был не совсем об этом. Например, зачем Алену Шутову отпустили в Лувеньгу?
ЕАН: Ну это «на потом». Другой вопрос, наверное, личного характера. Как ты оказался на Ряшкове? Ведь это не в традициях орнитологов нашего университета?
ЛЛХ: И вдвойне удивительно для Вашей семьи…


Когда я кончал учиться на 1-м курсе биофака, моя старшая знакомая по юннатскому кружку В.Г.Кулачкова (она была здесь аспиранткой и собирала здесь материал) – ей нужен был охотник, надо было добыть какое-то количество гаг. И она пригласила меня. И лето после 1-го курса я провел здесь, занимался в основном фаунистикой. После 2-го курса никого из нас никуда не отпустили, все мы были вынуждены ехать на практику (а в общем, я очень благодарен, что меня не отпустили), после 3-го и 4-го курсов опять приезжал сюда, мне здесь было интересно. Когда я кончал университет, то из заповедника была заявка на направление меня сюда, так я сюда и попал. А на все приглашения в другие места отвечал отказом. А куда приглашали? Как-то приглашали в Польшу читать лекции, как-то приглашали в Псковский пединституту, как-то приглашали в ЗИН в Питере… Может быть еще куда-нибудь приглашали. Но, по-моему, здесь очень хорошо, и хорошо по разным причинам. Вот если вы после своих учебных заведений приедете сюда работать, то увидите, насколько здесь хорошо…

ЛЛХ: Где вы от чего отдыхаете? В Кандалакше от Ряшкова? На Ряшкове от Кандалакши? В Питере от Кандалакши?
Было несколько лет, когда мне понравилось ездить на Черноморское побережье – в Сухуми, Очамчиру, ну хоть на одну-две недели. Позже осенью, когда народу мало. Но это период кончился, в связи с перестройкой туда мне сейчас ехать не хочется. В последние годы дальше Питера уехать не получается, разве что на несколько дней в Москву. А в общем, так и получается, наверное, как ты сказала…
Когда надо на компьютере работать – еду в Кандалакшу. В отпуск – в Питер. Теоретически понимаю, что можно и на Ряшков компьютер привести, но дальше ля-ля-ля не вышло пока.

ЛЛХ: Ведете ли вы записи про Ряшков? Или только полевые дневники?
Только полевые дневники, записные книжки, картотеку. Базы данных – надо бы. Но если бы все успевать, что надо – цены бы нам всем не было.

Д: Зачем сейчас лежит на сетке гагачий пух?
После того, как его соберут на островах, его там надо вытрясти, высушить, потом из него изгоняют блох, кладут в мешки, и везут на склад заповедника в Кандалакшу…

ЛЛХ: Распорядок дня, который сложился на Ряшкове (9 утра сбор-планерка, в пятницу продрейс, в субботу баня, в 11 время молчания) – он складывался годами, или один раз установили и дальше – железная воля…
Здесь ничего «один раз» не складывается. Здесь все образуется годами… Все здесь делалось постепенно, никакого волюнтаризма не было. А то, что сейчас этот выработавшийся за многие годы порядок поддерживается, – стараемся. К примеру, вы сейчас по мосткам по кордону идете, а вокруг сосны, травка. А было время, когда тут был голый песок, и идти по нему было неприятно.

ЕАН: У меня в Питере есть слайды старого Ряшкова, покажу, если не забудете попросить.
ЛЛХ: Есть ли какой-то фотоархив Ряшкова в заповеднике?

Думаю, что нет. Есть архив личный. Мне показалось года два назад, что надо бы перевести фотоархив в компьютерный вид. Но, во-первых, трудоемко, а потом меня уверяли, что и это дело недолговечное, говорят, что лет на 20… На бумаге пока кажется надежнее. А делать-то некому. И это самое существенное.

ЛЛХ: Лесники: был В.И.Возчиков, был К.А.Богданов, сейчас Д.Л.Попов. Кто еще был приметный?
Были и еще лесники, и приметные, но не обо всех хочется вспоминать…

Д: О руководителях всех групп. Всех ли Вы помните…
Вообще если захотеть и иметь время, то можно это все восстановить. Многих я уже упоминал. Упоминал П.Н.Митрофанова, ваши группы, упоминал В.И Кудрявцеву. Мелькнули еще группы из Мурманска, из Апатит. Были еще и группы, которые приезжали неоднократно (Е.Чистякова), но либо пропускают сейчас, либо вовсе не приезжают. К примеру, группа из Славутича перестала пока приезжать – боюсь, что это связано не только с отделением Украины, но и со здоровьем Л.С.Ладыжева. В Лувеньгу теперь (а раньше на Ряшков) приезжает группа Е.Набоковой (Кроха). Московская группа в этом году приезжала. Кандалакшская группа О.А.Парфей очень для нас ценная, но последние годы она, к сожалению, не может приезжать с группой, ибо занимается здоровьем и растит сына. Осколки этой группы есть и среди вас.

ЕАН. Теперь клички им приделаем – «осколки»…
Народу много приезжало. Вы вот приезжаете. Кто-то не в первый раз. Может и еще приедете… Не исключено, что и ваши потомки сюда приедут.

ЕАНинбург: детей муравьев много приезжает, судя по записям в Анналах…
ЛЛХ: Возможна ли шутка: если каждый приехавший на Ряшков – это один седой волос, то вот, уже вся голова седая – столько было здесь, на Ряшкове, людей?

Здесь было очень мало людей, которые повлияли на нашу с Евгением Александровичем белизну. Здесь было больше очень хороших людей. Были, конечно, и исключения, но очень редкие.

ЛЛХ: Вы выбирали людей, или делали? Вроде бы, выбирать не приходилось.
Какой-то отбор был. Их ведь присылали из институтов. Но и «делать» приходилось. А прерывали сотрудничество нечасто. Но бывало. Раз лет в шесть-семь. Выставить отсюда, в общем, ничего не стоит. Но для этого надо здорово начудить.

О чем мы забыли Вас спросить?
Не знаю, это ваше дело. Я старался рассказывать то, что либо знаю, что вам интересно, либо то, что мне кажется для вас полезным…

Перепечатано в январе-феврале 2003 года Е.А.Лебедевой (теперь вот уже Лебедевой-Хоофт)
с видеокассеты записи лекции-беседы, состоявшейся 31 июля 2002 г. в «сухой» лаборатории Жёлтого дома, о.Ряшков.


Да, понимаю что кто-то неизбежно захочет где-то этот текст цитировать. Советую цитировать так:

Бианки, В.В., 2016. Об истории острова Ряшков. Интернет-источник и видеозапись по ссылкам от 20 января 2016: http://lenaswan.livejournal.com/1010366.html и http://lenaswan.livejournal.com/1010629.html
Tags: My own history * Лично-мемуарное, Белое море * The White Sea, Историческое * Historic, Личности * Role Models, Моря и вода вообще * Seas and water, Природа вообще * Nature General, Птицы * Birds, Россия * Russia, Хорошее душевное * Good for soul, Чтобы помнить * To remember, Это то что я люблю * That's what I love
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments