Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

3983. Великие неизвестные старухи ++

Ох ты ж как утро началось - с мужниного планшета первым текстом прочтённым - в фейсбуке у Марины Разбежкиной. Проверила что пост открытый всем, значит по ссылке-закладке отсюда всем покажут, даже тем кто ещё в фейсбуке не зарегистрирован (есть и такие тут читатели и реальные дорогие друзья). Привычно переложу ссылку одной цитатой.

"...Пустые деревни - самое первое сильное мое экзистенциальное переживание.
Вдруг я почувствовала, что кто-то смотрит на меня, сверлит затылок. Я обернулась. На пороге дома стояла старуха. Я прожила у нее месяц. Она называла меня подружкой. Ей было за восемьдесят. Мне - двадцать пять. Я рыбачила на озерах, добывала ей рыбу на зиму. Лодки, спрятанные в кустах, проросли ветвями, и только одну мне удалось законопатить и использовать для рыбалки...
"
Прочтите, очень сильные воспоминания.

И я конечно вспомнила свои первые дни, и потом ещё через пару лет - встречи с бабкой Агнией. Ну так её годами называл Трофимыч, орнитологический Шеф и старший друг, вспоминая о поездках студенческих практик в 1970-е в Вологодчину. И вот память легко подсказывает - что Агния Александровна, а фамилию увы надо идти искать в дневниках, или спрашивать уже молодых коллег.

Это был наверное 1993-й год. Или уже послезащитный 1994-й? Я знаю кто вспомнить должен точнее - Витька Карпов! Если верно помню - было нас четверо (или пятеро?) и выезд был буквально на 4-5 дней, просто именно "на разведку". После многих лет воспоминаний о выездах в район Пундуги - Трофимыч решил, что надо бы попробовать навестить старые места. В рассказах студенческих практик за 1970-е всегда фигурировала бабка Агния - тогда примерно 70-летняя, живая, сухонькая, сметливая и быстрая на острое слово хозяйка дома в небольшой Вологодской деревеньке (Горка, или путаю?), у которой из года в год лет 8-10 подряд останавливались на постой зоологи-студенты-практиканты. До деревень и в 1970-е добирались с трудом, а уж в 1992-м и подавно. Поезд из Москвы довёз нас, помнится, до Харовска (интересно даже - как запетляет ли память, почему-то бьётся рядом Кириллов, но думаю неверно, хотя не в том суть сейчас)... Сидим на перроне - в ожидании совсем местной электрички - которая ходит чуть ли не 3 раза в день и при договоренности - останавливается на пути к Пундуге на совсем никаком полустанке... Если кому надо - и если кто там стоит машет что тоже надо. Трофимыч, не представляя, что вообще происходило в когда-то знакомых краях за прошедшие 15-20 лет, - начинает на перроне расспрашивать какого-то дедка, который тоже ждёт электричку. Поздоровались, завязали как-то через "давно не был - куда едем" беседу. Шеф спрашивает дедка - слушай, а вот этот-не-помню-кто-там-жил - он жив? С мыслью что нельзя ли будет 1-2 ночи переночевать: как когда-то можно было всегда? Нет, - говорит дед, - помер. Да что что молодой? Напился, дом сгорел, и все. - А вот этот-второй-не-помню-кто? Этот как? - Да тоже помер. Господи, а этот то с чего? - Да тоже вот совсем по пьяни и глупо - у пруда стоял, козёл толкнул, свой же - захлебнулся... А потом дед смотрит на Трофимыча (а мы в отдалении курим и беседу наблюдаем) - и говорит: "А я ж тебя помню, ты со студентами приезжал, вот точно, у бабки Агнии же жил? А что теперь вдруг решил у бабки то не жить?". В общем совершенно опешивший Трофимыч с глубоким каким-то молчанием и мыслями в себя, но и радостный - вот же ж, бабка, жива ведь!! - спустя час - 20 минут электрички и потом минут 30 пёхом в горку до дома знакомого - все-таки здороваться с бабкой пошёл один. А мы решили что правильнее будет подождать за околицей. Вот же ж от души мы хлопнули вечером все - по доброй рюмке самогонки и водки (о, Вагрон ведь был, вспомнила тоже!)... И да вот, тогда было ей 101 год. А потом ещё помню её в 103 года, даже не летом, но по осени (опята-рябчик-что-то-ещё) - ох с едким же ж её "а вот и взматерела же ты, девка" - про мои лишние тогда тоже килограммы. Жила одна - с весны по осень. Картошку садила сама. К племяннице в город уезжала на зиму - но всегда возвращалась к себе в дом. А потом жизни опять поменялись - и кажется последним бабку Агнию навещал Шефский ученик Димка Шитиков. А вот надо бы чтобы Трофимыч с Галушиным повспоминали бы что ли письменно. Или под запись... И вдруг вспомнила ее фотографии - ударница, среди снопов льна. И конечно редкостный слайд Трофимыча - бабка Агния с чаем из блюдца - в пронзительном красном закатном солнце... И вспомнила как мужики сравнивали 1970-е и потом 1990-е -- что и петух то не кукарекает нигде...

А еще вот прочтение утра - про то что оказывается Роза Люксембург сохранилась по сию пору "среди некоего учебного пособия в анатомическом немецком театре, расфасованную по разным упаковкам" - но это совсем другая и никак не связанная, наверное, история. Просто вот были женщины - и женщины. Отдельности.
Tags: My own history * Лично-мемуарное, Из прошлых экспедиций * From expeditions, Историческое * Historic, Мысли вслух вообще * Just thinking, Россия * Russia, Чтобы помнить * To remember
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments