October 29th, 2016

Shier

4153. Про давние методы гебни.

Не знала. Надо бы книгу купить.

Книга "Дезинформация" рассказывает о том, как советские спецслужбы организовывали кампанию дискредитации неугодных им лидеров (например, папы Пия XII), внедрялись во Всемирный совет Церквей и другие респектабельные организации, разжигали антиамериканизм в мусульманском мире и с конца 60-х годов вдохновляли терроризм на Ближнем Востоке, пропагандируя антисемитизм. Любопытная деталь: глава КГБ Юрий Андропов распорядился перевести на арабский язык и распространять знаменитую фальшивку – "Протоколы сионских мудрецов". "Для Андропова исламский мир был чашкой Петри, в которой КГБ мог выпестовать вирусный штамм ненависти к Америке из бактерии марксизма-ленинизма".


Ого, и про архив неяблочного Митрохина тоже не знала. Открыла читать.
И тоже не знала.

Стоит упомянуть и ещё одно ноу-хау Сахаровского – организацию автокатастроф. Подобная практика существовала и раньше, но это были скорее экспромты – отсутствовал, так сказать, научный подход. В конце 40-х годов в МГБ обобщили богатый германский опыт, доработали его своими силами – и в 1947 году один из руководителей госбезопасности, Богдан Кобулов, рапортовал наверх о принципиально новой технике заказных убийств. Соавтор Кобулова Сахаровский получил за работу погоны полковника. Особенно гордился Кобулов так называемой постановкой с грузовиком, когда на пути движущегося легкового автомобиля внезапно появляется гружёная полуторка. В итоге люди, сидящие на передних сиденьях легковушки, гибнут почти наверняка, а если не гибнут, то водитель грузовика их добивает. С виду – ничем не примечательная дорожная авария. «Кобулов очень гордился своей придумкой, – рассказывал известный писатель и историк Георгий Северский. – На подготовку операции уходило совсем немного времени, и она не требовала каких-то особых затрат. После ликвидации дипломата Максима Литвинова таким способом, «набив руку», умертвили немало бывших власовцев за границей. Не требовалось огнестрельное оружие – только грузовик, ничего больше».

И про Литвинова не знала, и про Евдокимова вот опять вспомнила.