Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

1024. Вороновое непростое

Когда только увидела эту замечательную чёрную ворону в Гронингене, - сразу подумала о чём-то мистическом.
Ну что, дорогие френды, отгадаете загадку - в связи с чем я так подумала?



О, да, для посвященных - это не совсем так как вы сразу подумали!
Для непосвященных но желающих - ответ будет завтра апдейтом.

UPD. Вот я вредина какая, и забыла признаться в подлоге-то. Ворона - самая что ни на есть настоящая, а колечко я конечно прифотошопила. По-хорошему надо было и ворону на ворона заменить (а вОрон как вы знаете, это отнюдь не "муж чёрной вороны", но самостоятельный вид). Да и оперение должно бы быть голубоватым, как написано. А про мистическое подумалось вот почему. Увезна я "Книгу теней" в Гронинген - и как раз тем утром читала про Марка Теренция Варрона. А потом через час на крыше парковки - вот такая вот удивительно самостоятельная и назойливая птица попалась, прямо что мандарины из моих рук не ела (господи, мандарины? только сейчас ведь и про них вспомнила! Мамочкииии...). В общем поразила птица своей общительностью. И запала в душу.
Вот и подарила ей фотожабленное колечко. О том, на какой лапе оное должно быть - Автор умалчивает. И ещё, о другом - благодаря недоумениям в коментариях я и сама узнала что-то для себя новое - что оказывается Марк Теренций Варрон это не только почтенный ворон у Е.В.Клюева, а ещё и римский учёный и писатель, создатель «La Satire Ménippée», автор нциклопедии «Книга опыта» (она состояла из грамматики, диалектики, риторики, геометрии, арифметики, астрологии, музыки, медицины и архитектуры)... Тут ещё. Вот так и всегда со всеми персонажами Е.В.Клюева - задумаешься о всего лишь колечке на лапе у милой птицы - а уведёт далеко-далеко куда-то ещё.
Вот и историю вороны из Гронингена - точнее историю короткого с ней знакомства - рассказала. В декабре передам ей от вас привет ;-)

А пока - об источнике ассоциаций -

...Марк Теренций Варрон (будем называть его по последнему имени, хотя на протяжении сложной и противоречивой судьбы своей он успел сменить несколько имен), ворон, принадлежал к древнему и знатному  роду придворных птиц. Родился он в 1749 году в Пруссии, во времена славного царствования Фридриха II Великого, причем родился прямо под сводами дворца Его Величества.
Вскоре Марк Теренций Варрон был замечен при дворе. Его трудно было не заметить: он принадлежал к чрезвычайно редкой по тем, да и по нынешним, временам породе голубых воронов, о которых (в отличие от белых) по причине крайней их нераспространенности, нет даже пословиц.
Марк Теренций Варрон был замечен не кем‑нибудь, а самим Фридрихом I I – уже тогда Великим.
– Дай! – просто сказал тут же впавший в детство монарх, показывая на маленького голубого ворона. Между тем временем, когда он сказал «дай», и тем, когда ему сказали «нате», прошло два дня и одна ночь: за это время трем офицерам отрубили головы и человек пятнадцать прислуги лишились мест по разным причинам.
Так Марк Теренций Варрон стал собственностью Фридриха II (Великого), о чем отныне свидетельствовало тоненькое золотое колечко с соответствующей монограммой, надетое на лапку ворона, и прикованная к нему золотая же цепочка: ее длина определяла расстояние, на которое
Марку Теренцию Варрону позволялось удаляться от хозяина. Расстояние было не таким уж маленьким: золота в Пруссии не жалели, особенно на все, что с легкой руки капризного монарха квалифицировалось как поведение «auf seine Façon».
Изредка Марку Теренцию Варрону разрешалось полетать свободно, но только в пределах зала. Ворон не относился к своему заточению трагически, поскольку о том, что это было заточение, не знал: «дай!» прозвучало вскоре после его появления на свет, и он полагал его для себя естественным. Более того, Марк Теренций Варрон понимал, что состоит на государственной службе, и вел себя соответственно.
Надо сказать, фортуна сделала его своим избранником не за одну только редкостную окраску, в нем были оценены и другие качества. Прежде всего – уникальная способность к языкам и не менее уникальная способность к подражанию разным голосам. Говорить Марк Теренций Варрон
начал сразу, причем без всякого насилия извне – по велению, так сказать, сердца. «Автодидакт», – сказал о нем Фридрих I I (Великий), и был прав. На освоение немецкого языка ушло не так много времени: лексикон Марка Теренция Варрона состоял в основе своей из слов, выражавших, по харак‑
теристике К. Маркса (данной, правда, применительно ко всему режиму Фридриха I I Великого), «...смесь деспотизма, бюрократизма и феодализма...» – увы! Не повезло, явно не повезло ворону с выпавшим на его долю периодом истории...
Дальше – больше: ворон заговорил по‑французски, отражая тем самым интересы прусской монархии. Первым французским словом, которое произнес Марк Теренций Варрон и которое кое‑кого при дворе Фридриха I I Великого, насторожило и обескуражило (не без оснований, как выяснилось впоследствии), было диковатое для политической ситуации первой половины 50‑х годов слово «opposition». Где уж ворон его подхватил, оставалось загадкой. Некоторое время слово это веселило недальновидных политиков, но вскорости стало раздражать их – причем все сильней и силь‑
ней...
К этому времени Марк Теренций Варрон беспрепятственно летал уже по всему дворцу и даже вылетал на улицу: золотую цепочку сняли с него, поскольку он и так аккуратно возвращался к хозяину. Теперь лапку ворона украшало лишь золотое кольцо с монограммой.
...потом были бродячие артисты и первая любовь его, девочка Фредерика, потом магистр Себастьян и его ученик Петер, ну а потом после ещё нескольких десятков лет жизни - героиня "Книги теней" Эвридика... В общем читайте всю книгу - тут.

Tags: Евгений Клюев * Eugen Kluev, Мысли вслух вообще * Just thinking, Птицы * Birds, Фото мои * Photos My Own
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments