Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

Categories:

1682. Алтайгейт. Юлия Латынина на "Эхе Москвы" - о Республике Алтай. Полный абзац и поболе...

Да, с несомненным интересом прочла авторский текст по итогам поездки и общений Юлии Латыниной в Республике Алтай (см. фрагмент под катом + ссылка на всё), тем более что днём раньше прочла и ещё одно мнение со ссылкой на Юлию, про "жалкое впечатление от Бердникова". И да, настоящий и вполне естественный для неплохой журналистки текст, разносторонний, практических всех там смогла и послушать и услышать. Но я всё равно озадачена, и озадачена немало. Задам Юлии здесь свои вопросы, думаю по крайней мере ей их покажут. О мифах про число баранов и прочее сопутствующее не будем, баранов - на основании документальных фото - было четыре. Но вопросы о не меньших мифах - и части их могло бы не быть, - плюс вопросы и ещё чуть глубже - в связи с последними законодательными инициативами в стране.
  1. Косопкин и Ливишин якобы отвечали за переназначение губернаторов. Полагаю, это скорее ошибка. Не сильно важная, ибо не они первые, и не они последние были гостями на Алтае. Кстати, это легко проверить - Сергей Миронов полагаю за Алтайгейтом следит и прояснить уж Вам точно не откажется.
  2. Как это может сочетаться вообще (у Юлии) - про господина Банных, который с одной стороны "очень хороший человек, судя по всему" и "содержательный человек" - и при этом "федеральный ресурс г-на Банных – это устройство охот, в том числе зверских охот, охот на краснокнижных животных, охот с вертолета, охот с применением абсолютно запрещенного оружия" + "который, судя по всему, Бердникова и назначил главой региона через эту охоту, через другие охоты". Почему, по каким таким магическим причинам человек, который на основании двух последних фраз должен автоматически  в этот же день становиться главным фигурантом дела о об организации коррупции на высшем государственном уровне, - вдруг получился у Юлии столь беловатым и почти пушистым, а то и вообще жертвой МЧС?
  3. Ну скажите мне, кто-то ещё не догадался о главных причинах нелюбви Анатолия Николаевича к МЧС? Хорошо, продолжу - может догадаетесь. Странно что не просветили саму Юлию.
  4. Юлия, всё-таки стоило внимательно посмотреть фотографии. Да, это больно и страшно, - но Вам бы их показали все (не только баранов и оружие, которые мы обсуждаем в блогах) - но ВСЕ. И Вы бы сами увидели, что ни о каких симптомах 2-дневного поддержания огня для обогрева замерзающих раненых, а уж тем более о согреваемых сковородках (эко витиеватое мифотворчество тоже) - нет ни одного малейшего следа-подтверждения ни на одной фотографии. Вы представляете что такое 2 суток поддерживать огонь в 40-градусный мороз - и при этом не сжечь белые незаполненные листы бумаги? И не сжечь пластиковые, вполне жароёмкие, изобильные оранжевые наушники... Так что извините, по-моему наплёл Вам хороший содержательный человек тоже содержательно. Я так и продолжаю сомневаться что он там вообще все эти два дня был - но ни Вы ни я - не СКП и не следователи. А вот сколько правды они узнали от Банных - это для меня открытый вопрос.
  5. И уж последний вопрос, жаль что ни слова про Сайлюгем и нацпарк не услышала. Понимаете ли Вы, что сейчас, после поздне-июльских изменений в законодательстве РФ, - содержательный человек имеет вполне легальные основания для того, чтобы взять лет на 49 земли и охотугодья с архарами (у таких как Хребтов - ибо он, Банных, ровно такой же как Бархатов) и теперь уже ещё более последовательно и демонстративно "убирать межсезонье"? Потому что силами всей команды на утверждение Путину и соответственно на федеральное финансирование - отправлен целенаправленно и намеренно ущербный проект создания национального парка "Сайлюгем". Который, правда, совсем никак не будет защищать архаров - лучшие территории в проект нацпарка так и не отдали. Плюс силами другого федерального ресурса - уже изменили законодательство об охоте и охотугодьях, подведомственность управления охотресурсами (они не у Трутнева, нет - они вообще у лесников теперь!) да ещё сейчас спешно убирают из УК статью за браконьерство... Полагаю этого Вам ни один содержательный человек там в РА не рассказал.
  6. И знаете, грустный и неожиданный для меня вывод - если думать о ситуации в РА - то я не хочу никоим образом ни слабака и сапога Бердникова, ни якобы умницу (а по-моему почти очевидного организатора серии преступлений) Банных, никого, с такими мозгами вообще. Но ведь и Вы не увидели в регионе своего, горно-алтайского, лидера - который мог бы быть главой региона?
  7. Добавлю всё-таки ещё вопрос: Вы действительно считаете, что такие как Банных - через организацию охот браконьерства и иных развлечений в Горном Алтае - реально формируют мнения Путина и Медведева о назначении губернаторов? Печально, печально...
Фрагмент передачи про Республику Алтай и темы вокруг Алтайгейта и шире.
Выделения по тексту мои.

Полностью весь текст передачи по ссылке: http://echo.msk.ru/programs/code/609523-echo/

Рядом с Алтайским краем находится республика Горный Алтай, где я провела как раз 5-6 дней, я очень долго по ней ездила, у меня был такой длительный маршрут: сначала из Барнаула в Горно-Алтайск, потом из Горно-Алтайска в Кош-Агач, это 450 километров от Горно-Алтайска, причем ехали мы не по прямой дороге, не по Чуйскому тракту, а мы как раз ехали с заездами в самые разные села, как правило, страдающие той или иной проблемой. Мой спутник, без которого я ничего не увидала, это был Акай Кыныев, лидер местной оппозиции, лидер организации, которая называется «Вече-курултай народов Алтая». Без него я бы просто ничего не увидала, без него бы я, конечно, просто видела пейзажи за стеклом. А так я видела довольно страшную картину.

Я видела картину, которую бы я назвала огораживание. Вот как в 15-16 вв. огораживали землю в Англии, сгоняли с нее крестьян, так такие же огораживания происходят в республике Алтай. В результате этих огораживаний на земле появляется новый собственник. Как правило, внизу он строит какие-то рекреационные вещи, избушки. И это было бы очень неплохо, потому что туризм, понятно, это то, в чем должна развиваться республика. Но проблема заключается в том, что эти земли продают не собственники, а чиновники. Проблема заключается в том, что они их продают очень задешево, потому что это не их земли. И в результате возникает чудовищное социальное напряжение между людьми, которые видят, что их землю продали, а они эту землю не имеют, и властью, которая считает, что всё хорошо.

Одно из самых ярких впечатлений из того, что я видела на Алтае, это фермер по имени Хребтов. Он живет очень недалеко от города, у него 16 га своей земли, вернее должно быть 16 га своей земли, потому что он дважды резал вены, потому что ему три года не может местная власть оформить его землю, на которой он много лет работает, в аренду, просто в аренду, не в собственность. И проблема заключается в том, что рядом находится 15 тысяч га земли предпринимателя по имени Бархатов, который скупает все земли на Алтае, и поэтому его считают партнером губернатора Бердникова. Простите, я опять сказала губернатора. Не губернатор, а глава республики называется.

И когда я еду по полю, я вижу, что справный работящий мужик Хребтов, у которого шесть детей, который отсидел… Где вены-то резать приучился? Он отсидел, потом исправился, теперь хочет внести свою лепту в благосостояние российского народа и пашет как зверь. Ему ничего не дают. И он приходит в местную администрацию, ему говорят: «Слушай, парень, а зачем тебе земля? Ты исправный работник, иди работай на Бархатова». Он говорит: «Да я вены порежу». А глава администрации уже знает, что Хребтов может резать вены, и говорит: «Ты чего режешься здесь? Иди к прокурору, режься там». «Я пришел и порезался к прокурору», – говорит мне Хребтов.

Я спрашиваю об этом главу региона. Я спрашиваю, как так получается, что человеку, который хочет работать на земле и который на этой земле работает, три года под различными ему администрация не дает землю в аренду. Глава региона хочет произвести на меня впечатление. Он нажимает кнопочку и говорит: «Я сейчас разберусь». Вызывает кого-то, из селектора доносится голос. «А чего там у нас с Хребтовым? – спрашивает глава региона. – Ах он сам виноват? А-а, сам ничего не оформил». Кладет трубочку и объясняет мне: «Видите, он сам виноват». Глава региона хотел мне показать, что он разбирается в ситуации. Показал.

На самом деле история с Горным Алтаем безумно интересная. Это такая картина абсолютного распада власти в регионе, которая лучше всего видна на примере истории, которой мало кто занимался, хотя она, казалось, была скандальная. Это история охоты на горных архаров, в которой погиб Косопкин, погиб он 9 января 2009 года. Александр Косопкин – представитель президента в Думе. Кроме него, погиб Ливишин. Это бывший зам Косопкин. И Косопкин, и Ливишин отвечали за внутреннюю политику, они отвечали в том числе за переназначение губернаторов. Напоминаю, что Бердникову во главе Алтая предстоит переназначение.

Организатором этой охоты был известный алтайский бизнесмен, вице-премьер у Бердникова г-н Банных. Что важно в этой самой охоте… Насколько я понимаю, это и есть механизм смены власти в республике Алтай. Господин Банных очень хороший человек, судя по всему. Я с ним встречалась. Он такой сибирский рубаха-парень, который действительно неплохо понимает в бизнесе, действительно неплохо разбирается в республике, но, судя по всему, у него нет никакого федерального ресурса, кроме организации этих охот. Он сам любит охотиться, он сам любит кататься, он уже трижды наворачивался с вертолетов. Представляете, человек три раза наворачивался с вертолетов и уцелел каждый раз. Последний раз вообще чудом.

И федеральный ресурс г-на Банных – это устройство охот, в том числе зверских охот, охот на краснокнижных животных, охот с вертолета, охот с применением абсолютно запрещенного оружия. И вот так, судя по всему, и назначили Бердникова. По крайней мере, то, что рассказывают в крае, что приехал Медведев, который был тогда главой администрации, отдыхать (не охотиться, отдыхать). Отдых организовывали люди, которые представили ему Бердникова. Бердников был назначен главой региона. Бердников – бывший генерал МВД, степень его представления о системе управления я только что рассказала на примере фермера Хребтова.

И что самое страшное в этой охоте? Я, наверное, уже закончу после новостей, но начну сейчас. Когда я приехала в Кош-Агач, я вообще услышала страшный миф об этой охоте. Мне просто со слезами на глазах все люди, с которыми я беседовала, рассказывали, как этот вертолет на безлесной горе загнал чуть ли не всё стадо архаров, их там всего осталось 300 штук, сто из них якобы загнали, что было убито якобы 28 архаров. При этом в вертолете были девки, водки, все были пьяные, стреляли с номеров, стреляли по этому загнанному стаду сверху, стреляли из автоматического оружия. Пьяный стрелок подскользнулся, подстрелил пилота, всё это навернулось. Один из стрелков вылетел под лопасти вертолета, его порубало в капусту. Там с ними еще был главный охотинспектор г-н Каймин, так вот у него отрубило голову. Мало того, что отрубило голову, так эту голову не нашли, похоронили без головы, как Берлиоза. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа «Код доступа». Смс-ки +7-985-970-4545. Я рассказывала о страшной истории алтайской охоты январской, в которой погиб полпред президента в Думе Косопкин, и о мифе – я еще раз подчеркиваю, что это миф, – который бытует в республике Алтай, по крайней мере, в тех краях, где они навернулись, это возле Кош-Агача. Там рассказывают, что на самом деле они убили не 3-4 барана, а 28 баранов, что в вертолете с ними было еще две проститутки, что на самом деле, вместо того чтобы вызывать официальную помощь, они вызвали каких-то своих левых друзей, которые утащили грузовым вертолетом 11 баранов и проституток.

Это действительно миф. Я причем очень долго верила в то, что это правда. Сама была смущена тем, как ожесточенно это рассказывает народ. Потом я все-таки встретилась с людьми, выжившими в этой аварии. Я поговорила с г-ном Банных, который, конечно, говорил очень много вещей, в которые трудно поверить. Например, он мне рассказывал, что они вообще не знали, что они убили горных баранов. У них была лицензия на козерога, они думали, что это козерог. Охотники, которые постоянно охотились, Банных, который фанатик охоты, который, как я уже сказала, не слезает с вертолета и в этом отношении похож на Федора Конюхова, перепутали. Начальник, стреляли козерога, а в холодильнике оказался баран. Но это ладно, это мелочи.

Не мелочами является то, что пока эти люди мерзли два дня при температуре минус 40 и ветре в 12 метров в секунду, и когда они видели вокруг тела мертвых товарищей, разрубленные на куски, и отогревали сковородками отмороженных своих друзейТакие детали, кстати, как отогревали сковородками просто не придумаешь. Понятно, что они думали только об одном и делали всё, чтобы их нашли.

Действительно, видимо, история этой катастрофы – это история каких-то чудовищных совпадений. У них не заработала радиостанция, потому что они воткнули не в то гнездо штекер, у них не получилось воспользоваться рацией, потому что вертолет МЧС, который пролетел мимо них, не слышал SOS-частот, т.е. вот этот бедолага Банных стоял на верхушке горы и орал каждые 15 минут. Над ним летел вертолет, и он его не слышал. А в Томске его при этом слышали, потому что вертолет всё это ретранслировал. Т.е. если это так, то это вообще безобразие, и это вопрос к тому, чтобы реформировать систему МЧС.

Более того, пограничники просто не хотели искать в этом районе, потому что это пограничный район, им нужно было какое-то разрешение. Они один раз проехались на шару и улетели, сказали, что этот квадрат закрыт. Т.е. там была безобразная организация поисков. И все эти слухи, видимо, связаны с тем, что на самом деле – а это тщательно скрывается – нашли-то этот разбитый вертолет не МЧСники, не те триста человек, которые искали. Нашли друзья самого Банных на снегоходах, которые понимали, где он приблизительно может быть.

Но самое страшное не это. Почему я долго рассказывала этот миф? Потому что каждый народный миф рождается не на пустом месте, он рождается, во-первых, из ненависти к власти, такого рода мифы, из глубокого недоверия тому вранью, которое она говорит, типа того, что, знаете, всё было законно в этой охоте. А самое главное – он рождается из попытки осмыслить злую бессмысленность и придать ей какой-то зловещий смысл. Потому что, действительно, видимо, видели этот гробанувшийся вертолет чабаны и со злости не сказали. И когда они видели какой-то вертолет, который пролетал рядом, они не могли поверить, что этот вертолет просто не увидел. Они решили, что он, наверное, что-то там делал. Когда они видели людей на снегоходах, а потом слышали официальную версию, что спасли, мол, людей пограничники, они понимали, что это вранье, и спрашивали себя, что же там делали частные люди на снегоходах.

Но самое главное другое. Я очень долго пыталась понять, что там произошло и как получилось, что два дня немаленького человека – Косопкина – искали в другом месте. И ключ к ответу мне дала сентенция главы региона г-на Бердникова, который мне, глядя честно в глаза, сказал: «Я вообще не знал, кто там и где они охотятся. И свидетель тому – глава УФСБ республики, который в первый же день спросил меня, кто там навернулся, а я ответил, что не знаю». Вот в это, мягко говоря, очень сложно поверить, потому что есть традиции российского начальственного холуйства. Есть тот факт, что вертолет улетал с той же базы, на которой в этот момент находился глава региона.

Некоторые говорят, что главу региона просто не смогли занести в вертолет в связи с тем, что он был, мягко выражаясь, не трезв и должен был прилететь потом. Но у Бердникова лежала на столе книжка дарственная, которую он потом должен был дарить Косопкину. А Косопкин и Ливишин – два московских чиновника, ответственных за переназначения губернаторов в том числе. Понятно, что просто невероятно, что этот человек не знал.

Ясно было, что они охотились именно на горных баранов. А горные бараны в этих местах водятся не очень часто. Они водятся в Верхнем Сайлюгеме, они водятся как раз на этой горе Черная, где зарыт какой-то шаманский бубен. Баран, он же неповоротливый. Он же не бегает. Он как раз не скачет как козел. Его легко загнать. И он водится на этой Черной горе, именно потому что это священное место, местные там не ходят и на него не охотятся. В этом-то вся проблема, что в течение двух дней глава региона, который скорее всего знал, куда, кто и зачем полетел, отвечал на вопросы и главы УФСБ, и, видимо, Москвы, и от этого были такие бездарные поиски.

И это совершенно потрясающий момент, который меня поразил, потому что это даже уже не вопрос диктатуры, демократии. Это вопрос самосохранения чиновника. Ребята, вот вас назначают посредством охоты. Вы прилетаете на охоту в этот край. Кремлевские, кремлядь. Чувствуете себя мужиками, стреляя с вертолета по баранам. Потом вы наворачиваетесь. Тот человек, которого вы назначили, даже не может принять решение, честно сказать, где вы. И этот человек остался на своем месте. Этот человек не является системообразующим элементом России, как какой-нибудь Рамзан Кадыров. Он просто остался на своем месте, потому что система развалилась полностью.

Ужас – почему я рассказываю об этой истории – заключается именно в том, что вот этот механизм охоты – это не единственный случай, когда через охоту, через баню, через девочек, через взятки назначают у нас губернаторов. Они потом ведут себя соответственно. Потому что человек такого уровня, назначенный на пост главы республики, что может он и его команда? Ответ – делить и осваивать. И вот когда мне глава региона пытается объяснить, что он сделал для региона хорошего, он мне говорит, сколько они освоили денег… Освоили, извините, в России переводится как украли. «Мы построили то, мы построили сё». Меня совершенно поразило, что глава региона Бердников рассказывал мне, сколько он освоил денег в качестве доказательства того, какой он сильный управленец.

Потому что когда о том же самом заговорил г-н Банных, его бывший вице-премьер, которого все-таки выгнали после охоты и который, как я уже сказала, содержательный человек, который, судя по всему, Бердникова и назначил главой региона через эту охоту, через другие охоты, то Банных говорил совсем другие вещи. Он сказал: «У нас туристская республика. Но люди приезжают летом. Нам надо убирать межсезонье. Нам надо строить поэтому горный курорт». Он сказал: «Нам надо строить аэропорт, чтобы люди ехали в республику». Он не говорил, что «мы построили больницы, школы», что в переводе означает, как у Булгакова, «одна побелка купорос, ванну пристроил». И после этого вот этих людей… Это такое возмездие. Человек назначил главу региона. После этого глава региона на все вопросы «где разбившиеся?» отвечал «не знаю»: «Вообще не знаю, кто разбился».

А в этот момент, напомню, один из московских чиновников Сергей Ливишин еще не умер. Он умирал постепенно. Он умирал, пока они там при минус 40 лежали. И вопрос, во сколько умер Сергей Ливишин – это вопрос уголовной статьи, статьи о неоказании помощи, по которой может быть привлечено очень много людей, в том числе и организаторов поисков, в том числе и всех тех, кто бездарно это дело провалил.

Еще раз – это история, когда назначают человека таким образом, и начинается передел земли, о котором я говорила, начинается продажа земли чиновниками вместо их собственников, и начинается еще одна вещь, которая называется передел федеральных ресурсов. Начинают через те же охоты приниматься различные федеральные программы, что надо в республике построить то, надо в республике построить это… В принципе, в республике действительно надо строить. Но понятно, что под эти федеральные программы будут осваиваться бабки той командой, которая в республике правит.

Собственно почему я туда поехала? Мне было интересно на примере Алтая проверить мой тезис о том, что по мере наступления финансового кризиса властные группировки будут тянуть одеяло на себя, и кризис будет протекать не так, как он протекает на Западе, где все несут основную тяжесть, а чиновники будут стараться сохранить свою норму дохода, и поэтому экономика будет сокращаться как шагреневая кожа.

И вот в республике именно это произошло. Было там некое ОАО «Магистраль», которое строило дороги, которое возглавлялось человеком, который раньше возглавлял в республике «Автодор». Тут всё понятно, как он получил это ОАО «Магистраль». Но раньше оно имело заказы, до кризиса. А как только кризис начался, та команда, которая есть в республике, естественно, уже не стала «Магистрали» ничего давать, как чужому. И рабочие «Магистрали» перекрыли трассу. И когда я спрашивала рабочих «Магистрали»: «Ребята, а вы почему трассу перекрыли? Вы о Пикалево слышали?», они меня спрашивали: «А что такое Пикалево?» Они не смотрят телевизор. Республика маленькая и прозрачная. Они выходят на дорогу, объясняли мне, и мы видим, что там, где работала наша техника, теперь работает техника других регионов, и мы не понимаем, почему это так. Это один механизм...

...про Чечню тут пропустим...

...Так вот я должна сказать, что на Горном Алтае я совсем загрустила, потому что это было совершенно душераздирающее зрелище, типа Зязикова. И в Чите у меня случилась крайне духоподъемная поездка. Потому что если в одном слове сформулировать разницу между Горным Алтаем и Забайкальским краем, она очень простая. В Забайкальском крае губернатор не ворует. Следствия потрясающие. Например, у средних бизнесменов почти нет «крыш». Или еще. Забайкальский край еще два года тому назад был столицей черных лесорубов. Это действительно кошмар. Потому что тащили как? У нас Россия устроена таким образом, что человек получает лицензию. И если он получает лицензию, то никто не вправе спросить, откуда у него лес. А лес ему привозят под эту лицензию на так называемых воровайках, черт знает на чем – на мотоцикле с переделанной коляской, как муравьи, тащат какие-то пьяные мужики по одному бревну... И всё это потом переправляется в Китай.

И вот это, казалось, совершенно невозможно остановить. И в этом году власти края это взяли и остановили. Вице-губернатор, который это делал, два месяца ходил в бронежилете. Я не говорю, что они сделали хорошо. Может быть, они сделали плохо. Может быть, народу надо зарабатывать. Но это потрясающая вещь – когда губернатор не участвует в черном бизнесе, он может его остановить. Лес сейчас в Чите горит в два раза меньше. Правда, может быть, потому что экспорт в Китай упал.

Вот эта простая вещь, что губернатор не ворует, рождает несколько потрясающих следствий. Я их постараюсь коротко перечислить. Следствие первое – совершенно другой уровень понимания властями, что такое власть. Глава Алтая мне говорит: «Я построил школу», в переводе – «освоил деньги». Как я уже сказала, в Забайкальском крае говорят: «Мы посмотрели, как воруют лес. Мы организовали ситуацию, при которой мы со спутника смотрим на делянку. И если у человека есть лицензия и он вывозит лес, а делянка его по спутнику цела, мы ему предъявляем претензии». Это другой уровень понимания того, что есть власть.

Следствие второе. Я уже рассказывала об истории фермера Хребтова. Фермер Хребтов озабочен только одним – чтобы получить свое поле. Потому что у него своего поля нет, а рядом людям, которые близки к власти, их поля даются. Фермер Хребтов не может думать абстрактно. Он не может думать, как читинский коммерсант, о ставках Сбербанка. Он думает просто о том, чтобы выжить. Когда человеку плохо, он не поднимается до обобщений.

Следствие третье. Крайняя озлобленность населения в Горном Алтае. Меня потрясло. Я приезжаю в какой-нибудь поселок Ширгайта, где тоже отобрали землю, тот же Бархатов, но люди отбились, и мне говорят: «Путин – диктатор». Ни фига себе уровень обобщений. Потому что в той же самой Чите, в том же самом Забайкальском крае… Я была в основном в горах, и это, конечно, потрясающее впечатление, там ледники, и поэтому горы такие чистые, какими они никогда не бывают, когда тепло. Так вот в том же самом Забайкальском крае люди нигде не ругали Путина, нигде не говорили «диктатор Путин». Посмеивались над властью, пытались ей советовать. Озлобления я не видела. Насмешку – да.

Следствие четвертое, которое меня совершенно потрясло. Это степень агрессивности по отношению к кому угодно. Потому что в том же самом Горном Алтае страшная степень внутренней агрессии местного населения по отношению к любым москвичам: «Понаехали тут. Скупили тут». Собственно, в Горный Алтай приезжает бедный турист. Понятно, что он едет с Сибири, он едет в основном на машине. И это не тот турист, который «понаехали тут».

Удивительные есть комментарии к этой передаче (там же на сайте "Эха")

...Потому что если бы такой беспредел в Китае, такая “охота” произошла бы там, те чиновники, которые 2 дня переживали 40 градусный мороз, наверняка бы пожалели, что остались живы....

Ю.Л.:"Это вопрос уголовной статьи о неоказании помощи, по которой может быть привлечено очень много людей, в том числе и организаторов поисков, в том числе и всех тех, кто бездарно это дело провалил".
- К сожалению, все обстоит ровно наоборот: это вопрос нескольких уголовных статей, по которым НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИВЛЕЧЕНО много "уважаемых" людей.
 
Tags: @Ведомости, Алтай * Altai, Алтайгейт * Altaigate, Животные * Animals, Мысли вслух вообще * Just thinking, Политика серьёзно * Politics Serious, Природа вообще * Nature General, Россия * Russia, Сибирь * Siberia, Экономика ресурсов * Economics of Resour
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments