Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

2420. Ну что же, вот вам и ещё "Андерманир штук"...

Начнём с того что я никоим образом не литератор и тем паче не критик, но так уж сложилось что люблю читать, люблю изящество хорошего русского языка, люблю наверное хорошую литературу – и похоже люблю почти всё, что в разных совершенно жанрах появляется из под пера (а вообще-то наверное из-под пальцев-если-по-современному) этого исключительно мне симпатишногоавтора. Но потому как не профи в рецензиях и обзорах – то просто поделюсь очень пока ещё болезненно-свежими впечатлениями от книги, в раздумьях и странном состоянии после прочтения которой нахожусь уже не первую неделю.

Я, правда, посчитала сначала, что это меня так специально «накрыло» эмоциями от книги – пора уже назвать, это «Андерманир штук» Е.В.Клюева – в силу почти смены страны, языка, образа жизни, переезда тут в Нидерландах в другой дом (и вообщу-то 3 месяца де-факто и де-юре вполне бездомности, хоть и не безнадежной). Ну плюс мама всё время снится, плюс ещё вдруг опять вспыхнули другие личные эмоции в далеком пока родном городе... В общем я потому и ждала так долго, чтоб улеглось, попритихло, повыровнялось. Но вот сегодня именно и захотелось наконец сесть, додумать, перечитать заметки уже сделанные, дописать – и выложить. А заодно выложить, видимо не здесь а отдельным постом – фрагменты любимой, до слёз уютной и тихой, тогда не столь правда приглаженной и уж вовсе не помпезной «моей» Москвы (лежит отдельно уже). Из которой до сих пор в жизни тремя параллельными веточками прорастают и сюда, в эту жизнь и это время, добрые сердечные ростки. Ну да сейчас о Москве, которая в романе Евгения Васильевича и о книге... Как-то исходно, когда только задумала поделиться с вами впечатлениями от ещё тогда читаемого - сразу захотелось разбить впечатления авторскими цитатами; это вроде как привычный стиль моего винегрето-образного дайджестового и довольно быстрого мышления. Но и иной мотив, не знаю уж насколько это будет автором воспринято как комплимент, или наоборот – «СРАЗУ ПОРВАЛА НА ЦИТАТЫ!» Вот прямо так громко и выкрикнуть бы... Угу, три страницы цитат мелким бисером.

Зрители верят в то, во что хотят верить, а вот научить их хотеть верить именно в это — задача фокусника...
Только беда-то, видишь ли, в том, что новые фокусники не могут научить верить: они сами не верят ни во что...
с.378

Дядечка фокусник, а у Вас ведь получилось! Вы конечно старой закалки, родного хорошего воспитания, и поэтому Вы просто не можете не уметь – но вот ведь и верить всему хочется. И фокусы-то только поначалу простые, вроде как с шариками и платками, ну и женщин пилить тоже дело привычное – а вот как получилось убедить в том, что у вас действительно получается перемещивать миры и иллюзии и реальности... Ох, да разве ж это фокусы? Это может игры такие мастера-отшельника, который только накинул на плечо мантию фокусника – а сам всё шалит, шалит, перемешивает славными словами условные слои и сословия... Ну вот, опять сразу и снесло... Это наверное от нарастания силы фокусов. Да-да, наверное у разных читателей будут разные пороги восприятия реальности всех фокусов, описываемых в книге: кто-то на описании второго воскликнет «ну что за бред, не может быть» - а кто-то задумается над предпоследним – и скажет мысленно, ах да, вот тут я всего лишь только одно это сделал не совсем так... Ну а Вы-то, автор, фокусник умелый, из «бывших».

Ну а новые – что с них взять. Но они может для новых себе подобных и пишут. Может и на каком другом, стерилизованном от фокусов, языке? Ну так их пожалеть наверное надо, тех кто и сам ни во что не верит...

А вот, господа, андерманир штук, другой вид: новая страна стоит... В стране он назавтра проснулся той же самой.
С.377

Опять вспомнилась описанная часом раньше майская прогулка по любимой Пречистенке – тогда у здания Комитета защиты мира (а он представьте и по сей день там, судя по табличке) – вдруг активно попросились в фотокадр улыбчивые и совершенно ненавязчивые таджики. И вот вдруг у меня, очень интернационально-общительной, совершенно от резкого неприятия ситуации вынесло мозг. Потому что я ведь гуляла, всхлюпывая иногда, по «своей» старой любимой Москве. Фотографируя родные скрытые переходики и закоулки. Пришлось извиниться тогда, опустить конечно фотоаппарат, и вздохнуть – «простите ребята, вас в моей Москве не было». Не знаю, думаю это было им не сильно понятно.

А про страну – ну исключительно изящно у Евгения Васильевича получилось передать не то чтоб цикличность истории в одном родном моём городе (роман то ведь не совсем и о городе именно этом IMHO), но как-то завертеть словесно и сюжетом совершенную неизбежность и всепоглощающую силу не лучшего, недоброго, разве что супротив слов не всесильного. Поёжилась, вспоминая... Слово по имени Лев хоть и был, - а ведь тоже покинуло те края... Резко. В никуда. Даже не попрощавшись с Москвой, как раньше прощались на Воробьёвых горах. И да, правы Вы. Меняются дороги, здания, кварталы, сюжеты, персонажи – а разнослойность, одна шоколадно-приторная, другая буднично-кровавая, третья гламурно-богемная, четвертая уютно-кухонная... многие многие многие слои и прослойки те же, перемешиваются, перетекают, - а на самом деле вечны.

На самом же деле разветвленная сеть НИИ, о необозримости и бессистемности которой ходили некрасивые слухи, способна была вместить любое количество учреждений любого профиля, созданных для каких угодно причудливых целей. «Затерять» же в сети НИИ то или иное учреждение особого назначения — это уж проще простого, для чего система НИИ, кстати, тоже не в последнюю очередь использовалась.
с.366

НИИЧР. Это да, особое место. Прям таинственный коллайдер. Универсальное место, наверное богатое непредсказуемыми клиентами, пациентами и сотрудниками. А может всё это в АН было одним большим НИИЧР? А почему собственно было? Среди прежних и нынешних реальных знакомых были вполне эксперты по техно- и геопатогенным зонам, ну гештальт и гипноз вообще были делом премоднючим, левитация так и сейчас на коне — вот новый Нобелевский лауреат реально получил раньше вполне Шнобеля за статью о левитации лягушек. Мантики, полтергейсты, холинг... Я прямо готова, опять поёживаясь, оглядываться вокруг и вспоминать кто и когда и чем из обширного круга знакомых увлекался... Да и сама не миновала, словами и внутренними рассуждениями сама иногда себе мозг NLP-НедоЛеПливаю... И вообще с НИИЧР немеряно параллелей других. Немного от НИИЧАВО, немного от вообще-то циркового представления с модой-фасонами-каблучками из «Мастера и Маргариты», почему-то вообще в связи с сюжетом вспоминается и «Альтист Данилов»... Но всё равно другое, новое, сильное, осмысленно-ехидное – по-моему – описание псевдоакадемичности-по-потребностям-патриотических-органов-родины. Но ведь и опять ничего не меняется. Вы ж сами, наверное, знаете – РАН, РАЕН, РАИН, РАМН, РАПН... Многоликий такой и поныне НИИЧР. Не будем из обижать, даже словом. Пусть читают сначала.

Пошел на нас город потайной — не мы на него пошли, теснит нас, из себя выталкивает... особнячки московские старые, хрущевки да брежневки плечом задевает: ррраз — и нету их! Куда подевались? Да ветром перемен сдуло...
521

Могу быть не права, бо ещё раз нелитературный "критик" - но по-моему черта книги-вне-времени, а это по-моему очень талантливо, - когда читаешь - и всё время находишь новые и новые параллели с "а вот сейчас". Я читала именно эти строки месяца два назад, наверное - пресдтавьте тогда вспоминая Царицыно и другие места, тогда оберегаемые Архнадзором... А сейчас, вот именно сегодня - пишу и думаю: "а ведь снесли наверное по веянию новой метлы старый булошный киоск, который ещё в мае был на том же месте, что и в моём детстве...". Вот так вот - опять ветры перемен. И ведь опять от потайного города.

чего ж... в ногах, как говорится, правды нет.
— Да правды и нигде нет, — обобщил гость.
514

Классический, великолепный ЕВК - в том самом словесном мастерстве игры по сносу мозга непревзойдённый ещё с первого издания "Между двух стульев". Хотите ещё примеров - их тоже из цитатника уже высматриваю: "Вы — инструмент чистый, Богом настроенный... да зато и не нужный никому. Разве только — Богу" (с.532). Или: "когда бог подошел совсем близко, оказалось, что у него усы наклеенные..." (549). Или: "гора упала у него с плеч — к счастью, бесшумно и ничего не задев"... (538). И шаловливое в том же стиле: "Аритмия мерцала в сердце так, что бросала отсветы на стены коридора." (585). Ну да я не буду все уж так выписки перессказывать, вы сами читайте и наслаждайтесь. Хотя кого-то из строгих правил обращения с языком эти шалости, наверное, и разозлят - но точно не меня, мне они нравились и нравятся.


Это она, несуществующая Москва теперь правила бал: поглотив его Москву и как раз в данный момент переваривая ее — перемалывая, дробя, измельчая... превращая в однородную массу, где терялись все следы исходных форм. То, что торчало колом, не вписывалось, не встраивалось в архитектурный ландшафт, перекорежило его, переломало и посягало теперь на самую память — память места, не ведая только, что память места неуничтожима, что она — язык. О, не так просто прокладываются новые пути, не так легко кроится и перекраивается пространство, не так беззаботно возникает новое на месте старого!
431

Вот ведь читала роман, а сама всё время вспоминала и пересматривала майские фотографии самых родных и любимых мест Москвы. Наверное память места всё-таки не только язык. Наверное это осязание, как шершавость камня стены родного дома. И запах – почему-то мой переулок всё равно в конце февраля – начале марта всегда пахнет мацой (если мацу склоняют). И звуки – гудки машин в родной подворотне слышны как когда-то, уводя в прошлое. И ещё какое-то чувство, совсем не с языком связанное – когда одновременно спазм в горле и тяжесть в грузи и щипет глаза... Но новая Москва, Вы и правы, - почти всё от чего спазм в горле – уже поглотила, переиначила, переработала. И настоящая Москва, та которая для меня существует – она уже только моя. Ну может двое-трое кто давно и очень рядом – тоже хранят такую же Москву. Всё равно ведь со своими звуками и ощущениями и запахами...

М-м-м... — она сжала губы, словно пытаясь заставить себя собраться, — вот птицы летают, да? Но они не могут рассказать как. Мы, люди, можем рассказать, как они летают и как это вообще — летать, а сами — не летаем, понимаешь? Лев — он летает!
— По чему видно, что он летает?
— По всему! По тому, как он говорит, как ходит, как улыбается, как в окно смотрит...
— Ты сильно влюблена, — поставил диагноз Сэм.
459

Замечательно у Вас, как всегда, про птиц и летающих людей и про орнитологов, для которых якобы "Чайка по имени...". Ну значит Вы тоже умеете летать. А я вот так и не научилась, хоть и орнитолог - единожды только уронила себя в skydiving - но наверное количество адреналина у летающих для меня избыточно. Лучше по воде... Но Вы летайте пожалуйста - для нас, читателей. Ну или просто так, как обычно - для себя.

Ну и напоследок сейчас, ещё слова одного из персонажей книги:

Бред, бред. Всё бред в этой стране! Никто ничего ни о чем не знает, никто ничего не умеет...
Все только делают вид, будто знают и умеют, — как и он сам. А за что ни схватись — пустота...
пустота пустот и суета сует. И ловля ветра. И Академия его — ловля ветра.
511

Признавайтесь, френды, о чём и о ком Вы сейчас подумали? Осколко нам открытий чудных... :-) было моей первой тогда ассоциацией.

* * *

Вот, читайте и наслаждайтесь. По-моему исключительный роман. Десятилетия или даже полувека. Это при том что я продолжаю более всего у ЕВ любить поэзию и учебники - но "Андерманир штук" - штука получилась исключительная.

И Вы думаете я прям так здесь-и-сейчас всё что хотела написала? Нет, это я пока пригладила и как-то перегруппировала примерно половину из того, что уже задумано. Ну может будет повод и запрос-в-коментах продолжать ещё. На самом деле мне много интереснее - а как прочитанное вам. Хотя другие рецензии читать сама сейчас не хочу (наверное в отличие от автора, которому интересно) - боюсь пока вдруг замазать и исказить свои ещё не до конца написанные впечатления. А, да, верно - мнениями разумно ещё делиться в сообществе kluev , в которое и сама иногда заглядываю - узнать какие где планы и что нового от ЕВК можно уже прочесть.

UPD тогда - о чём пока ещё не дописала, но очень хочу. О том сколько персонажей одновременно - ИМХО разные ипостаси автора. О том почему ЕВК по-моему более всего Лев Петрович Миронов (есть кому поправить). О перемещениях между разными картами (ну для этого частично можно прочитавшим глянуть мой московский пост, поймёте о чём я). И ещё о том, как иногда - даже ради любопытства - не хочется заглядывать в глаза фокусника-который-делает-фокус. Потому что это глаза другого мира. Постараюсь написать.
Tags: Евгений Клюев * Eugen Kluev, Россия * Russia, Хорошее душевное * Good for soul, Это то что я люблю * That's what I love
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →