Lena Lebedeva-Hooft (lenaswan) wrote,
Lena Lebedeva-Hooft
lenaswan

3430. День рождения Юрия Левитанского. И не просто так - Евгений Клюев.

Утром друзья на страницах Facebook - вспоминали про день рождения Юрия Левитанского, дополняя это воспоминание очень своевременно и точно - исполнением Сергея Никитина на стихи Юрия Давидовича про "Что происходит на свете...".


Фото с сайта Юрия Давыдовича Левитанского - 22.01.1996. Автор фото - В.Кантор.

...А я мгновенно вспомнила другое, и даже достала с полки тот-что-всегда-под-рукой томик "Зелёной Земли" - но вот добралась только к вечеру до этих душевных моментов. И хорошо что не сразу, а время нашлось ещё что-то поискать! И вот просто лежавший на поверхности - то есть прямо на сайте Юрия Левитанского - но мной ни разу не читанный клад.

«Это ружье еще выстрелит – о, непременно!»

Монолог Юрия Левитанского записал Евгений Клюев
(я фрагменты созвучные выбрала, полностью моногол по ссылке здесь, обязательно читайте)
Трудные времена… Впрочем, я не знаю, бывают ли не трудные. В любые времена можно найти людей, которым нелегко. Что касается этого времени и меня в этом времени, то мне все никак не удается к нему приспособиться. Случилось так, что я ни с кем почти не общаюсь, хотя… я и раньше-то не особенно любил «принимать активное участие». Правда, если говорить о совсем последних месяцах, то было несколько выступлений в газетах, на телевидении, была встреча в МГУ, была поездка в Питер на один день. Удивительная, кстати, поездка: огромный зал, битком набитый, – в основном молодежь, студенты; гора записок, вопросов. И каких вопросов! Дивные лица, прекрасные глаза, – одним словом, хоть плачь… И кажется, что все нормально, что в несчастной нашей стране все поправится, что наладится жизнь.

А в общем, ведь так оно и будет. Я уверен, что впервые в этом государстве появилась перспектива какого-то нормального существования. Это очень далекая перспектива, и мало кто по-настоящему понимает, насколько далекая. Мы привыкли мыслить масштабами нашей жизни, но жизнь наша – только секундочка истории. Не будет меня, не будет вас… для истории это не принципиально. История не оглядывается на нас, кем бы мы ни были – коммунистами, демократами, все равно. И сколько я про все это ни думал, всматриваясь во тьму, так сказать, веков, я вижу один, единый для всех путь: по нему проходят все нации, все народы, все звери, все мухи… И все мы, червячки, комарики в мироздании. Это суровый закон истории – никто не в силах отменить его. Партии, группировки, объединения – все они способны только немножечко задержать, замедлить исторический процесс. Но я убежден: нельзя, как нас недавно еще учили, перескочить куда-то, минуя что-то. Ничего нельзя миновать. И если моей дочери шестнадцать лет, значит, дальше должно быть семнадцать, а потом восемнадцать. Так хочет природа и велит биология, это касается всего сущего.

...Уж коль тебе выпало на долю – увидеть, то просто непорядочно делать вид, что не видишь, не защищать, не кричать, не действовать. Точно так же мальчишка Лермонтов в какой-то момент решается на: «Вы, жадною толпой стоящие у трона…» При том, что он ведь не политический поэт: тут перед нами просто нормальная реакция нормального человека....

... И я, и мои коллеги сейчас в некоторой растерянности. Случилась эдакая пауза, которой сопутствовала у кого-то более, у кого-то менее продолжительная депрессия. Понятно, что общая концепция, общее представление о мире, о мироздании – это все осталось у нас прежним: оно пошло формироваться уже с конца пятидесятых годов, когда стало понятно, что все в нашей стране замешано на лжи. Но ведь, кроме общего впечатления, есть еще масса деталей, в которых нужно разбираться очень долго. Мы же все оказались, по существу говоря, Маугли – людьми, которые внезапно почувствовали себя в условиях, действительно достойных человека. А выросли в лесу на поляне среди волков, пантер, тигров и не должны были, да и не могли знать о том, что где-то, за чертой леса, есть другая жизнь. Система была продумана очень четко: специальная система мер, гарантировавшая полную изоляцию от мира....

Если я верно понимаю - это 1993-й год. Двадцать лет тому назад. А звучит как сегодня, что просто добавляет растерянности - о том что же всё-таки происходит в родной части света... Повторюсь, фрагменты монолога выбраны мной, а весь монолог - здесь.

И ещё. Евгений Клюев уже в своём сборнике - поэтическое.

                                          Юрию Левитанскому

…и снова нечаянно выпив вино,
и снова увидевши беса на дне,
Вы бесу сказали — довольно темно —
что, собственно, Марбург искали в вине.

И — в Марбург скользнув по пустому стеклу —
мы всё позабыли в одном кабачке,
где только любовь подавали к столу —
беспечную бабочку в вечном сачке.
И Вы говорили, что здесь все свои
и что наконец-то не надо хранить
в дырявом сознаньи былые бои,
что память есть нить — и что лопнула нить.

И, вывернув напрочь карман потайной,
Вы вдруг принялись предъявлять, торопясь,
обрывки минующей жизни земной —
и всё повторяли: нарушена связь...

Мы их разложили на круглом столе,
пытались собрать, но собрать не смогли —
всё в крошках от хлеба, в табачной золе
и в пороховой заскорузлой пыли.

И тут Вы сказали смеясь: «Это Вам», —
и, всё со стола осторожно сгребя,
смели мне в карман драгоценный свой хлам,
оставив трамвайный талон — для себя.

Из книги "Зелёная Земля", с.323-324
Так вот откуда у любимого автора привычка носить в карманах разные разности ;-)  И ещё много других милых и хороших черт... Оказывается, как пишет ЕВ, "Юрий Давыдович был для меня одним из самых дорогих моих друзей".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments